?

Log in

No account? Create an account
Патентование изобретений в России в XIX веке: что-то вроде введения в тему - Dmitry
March 12th, 2008
04:18 pm
[User Picture]

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Патентование изобретений в России в XIX веке: что-то вроде введения в тему
Периодически в ЖЖ всплывают вопросы, напрямую связанные с темой моего недописанного диссера. В итоге я решил выложить почти совсем без правки статью, которую написал больше 4 лет назад для одного из патентных журналов. По смыслу - это краткое описание всех основных проблем, связанных с дореволюционной историей патентования изобретений.

Тем, кому здесь читать неудобно, отдельная ссылка: "История патентной системы и патентования изобретений в России в XIX веке: основные проблемы изучения"


_____________________________________________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________________________________________________

(Предупреждение. Статья написана осенью 2003 года (когда я еще был аспирантом) для одного из патентных журналов, но опубликована не была. В любом случае состояние дел, описанное ниже, почти не изменилось, разве что количество перепеваний Пиленко в околоюридических диссертациях увеличилось раза в два... Ну и Роспатент выпустил справочник по привилегиям, выданным Министерством госимуществ.)

Ревинский Д.О.
Аспирант Российского государственного
гуманитарного университета (РГГУ)

ИСТОРИЯ ПАТЕНТНОЙ СИСТЕМЫ И ПАТЕНТОВАНИЯ ИЗОБРЕТЕНИЙ В РОССИИ В XIX ВЕКЕ:
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

 

В последние годы история патентного дела в дореволюционной России привлекает все больше внимания, чем раньше. Выходят книги с соответствующими разделами[1], публикуются статьи[2], издан сборник российских патентных законов за 200 лет[3], переиздан монументальный труд А.А. Пиленко[4], в котором первая книга посвящена истории патентного права. В патентоведческих работах обобщающего характера истории также уделяется определенное внимание[5].

Налицо увеличившийся интерес сообщества патентоведов к собственной истории. Тем не менее, до настоящего времени история патентной системы России XIX в. по прежнему остается малоизученной. В данной работе делается попытка выделить основные проблемы при изучении российской патентной истории XIX в. и предложить пути их решения.

 

1. Если судить по современной отечественной патентно-правовой литературе, то история отечественной патентной системы XIX в. может показаться неким набором разрозненных фактов, примерно таких:

  • в России выдавали не патенты, а привилегии на изобретения;
  • первый патентный закон принят в 1812 г.; устарел, новый закон принят в 1833 г.; устарел, доработан в 1870 г.; устарел, новый закон принят в 1896 г., действовал вплоть до революции 1917 г.
  • в период 1812-1896 гг. выдано 6333 привилегии на изобретения, за период 1896-1917 гг. – 29745 привилегий, итого 36078 привилегий за более чем 100 лет.
  • сначала не было единого патентного ведомства, впервые оно появилось в 1896 г.
  • подавляющее большинство привилегий получили не российские подданные, а иностранцы – 29729 (82,4 %), тогда как россияне - 6349 привилегий (17,6%)
  • но Россия была очень богата на выдающихся изобретателей, а то, что привилегии, как правило, получали иностранцы, показывает отсталость и неспособность государственной бюрократии обеспечить процветание отечественным изобретателям.

Другими словами, практически отсутствует сколько-нибудь цельный подход при исследовании исторических явлений и фактов.

Рассматриваются, как правило, отдельные аспекты, например:

  • история патентного права, его зарождение и развитие в XIX веке в России,
  • история отдельных изобретений и изобретательства в целом.

Немного подробней об этих двух аспектах.

 

2. Патентное право, как ядро патентной системы, изучается чаще всего. Тем не менее, большинство исследователей в своих оценках основных патентных законов полностью повторяют выводы Пиленко 100-летней давности. Вот лишь несколько примеров: Н.Б. Леонидов и Н.В. Михеева вслед за ним утверждают, что “Манифест 1812 года был основан на явочной системе”[6], А.П. Колесников о Положении 1833 г.: “факультативного принципа выдачи привилегий оно не отменяло”[7], при изложении проблем,  связанных с законом 1870 г., О. Кузьмина прямо ссылается на Пиленко[8]. Изложение материала в главе 1 сборника “Патентное право России”, как впрочем и во вводной статье сборника “Патентный закон России 1801-2001” чуть не дословно повторяет соответствующие разделы у Пиленко[9].

Складывается впечатление, что ссылки на два важнейших исследования по истории патентного дела в России XIX в., а именно на диссертацию А.И. Плужника 1969 г.[10]  и диссертацию А. Аэр 1995 г. (на англ. языке)[11], которые можно встретить в современных работах, ставятся не глядя, для солидности списка литературы. А ведь многие выводы, особенно в работе Аэр, полностью опровергают устаревшие выводы Пиленко[12], которые, кстати, вызывали сомнение уже у современников[13]. Вероятно, эти проблемы связаны с плохой доступностью указанных работ: диссертация Плужника не была опубликована, а диссертация Аэр не переведена на русский язык.

Основные выводы Плужника были опубликованы в нескольких коротких статьях в “Вопросах изобретательства” в 60-70-х гг., а сведения о диссертации Аэр по-русски – всего лишь в рецензии в журнале “Отечественная история” в 1998 г.[14]. При этом на данный момент не существует более глубокого и масштабного исследования по истории патентной системы дореволюционной России, чем до сих пор не переведенный труд Аэр. Так, благодаря этой работе, совершенно по-новому выглядит история более чем 15-летней подготовки наиболее разработанного российского дореволюционного патентного закона 1896 г., в которой важнейшую роль сыграло Императорское Русское техническое общество[15], а также роль России в т.н. “антипатентном движении” 60-70-х гг. XIX в.[16]

В качестве справки приведем, в каких работах наиболее полно освещены подготовка и принятия основных патентных законов России и их сущность:

  • Манифест 1812 г. (действовал до 1833 г.)[17] – А.И. Плужник, А. Аэр[18];
  • Положение 1833 г. (действовало до 1896 г.)[19] – Н.С. Киняпина, А.И. Плужник, А. Аэр[20];
  • Закон 1870 г. (изменение к Положению 1833 г.)[21] – А. Аэр[22];
  • Положение 1896 г. (действовало фактически до 1919 г.)[23] – А.А. Пиленко[24], А. Аэр[25].

Все четыре упомянутых закона также опубликованы в сборнике “Патентный закон России 1801-2001”[26].

К сожалению, данное издание (по крайней мере относительно дореволюционной истории) представляет собой непрофессиональную попытку не-историков заняться изучением истории. Авторы “решили взвалить на себя непривычный для нас труд – труд историков-исследователей и в течение двух лет по крупицам добывали подлинные исторические тексты, относящиеся к различным аспектам патентного законодательства России за 200 лет – с 1801 по 2001[27], вместо того чтобы прочесть диссертацию Плужника, который провел эту работу более 30 лет назад. Печальнее всего то, что Положение 1833 г. в этом сборнике опубликовано неудовлетворительно[28], так как текст для издания был взят не из Полного собрания законов, а из Свода законов Российской империи, где статьи Положения были распределены по нескольким разделам. Поэтому вместо исходного текста опубликована лишь часть статей, расположенных единым блоком. Также неясно, чем было вызвана необходимость издавать дореволюционные законы с сохранением старой орфографии.

О других многочисленных законах и нормативных актах, имевших отношение к дореволюционной патентной системе России, например о правилах работы различных российских патентных учреждений, в литературе сведений почти нет, частично можно прочесть о них у А.И. Плужника (но только о законах 1-й пол. XIX в.).       

Более того, несмотря на то, что Манифест 1812 г. принято считать во многом скопированным с французского закона 1791 г., а Положение 1896 г – с германского закона 1877 г., до сих пор отсутствует скрупулезный, постатейный сравнительный анализ основных российских патентных законов и современных им зарубежных законов[29].

2.1. Следует признать практически неизученной собственно патентную систему России XIX в., то есть различные учреждения, выполнявшие в совокупности функции патентного ведомства. Четкое и подробное изложение истории этого вопроса еще предстоит написать.

Чтобы представить масштаб проблемы, следует сказать, что с момента создания в 1812 г. до 1896 г. система выдачи привилегий на изобретения была децентрализованной - в разное время привилегии выдавали три разных министерства: внутренних дел, финансов и государственных имуществ, а вплоть до 1870 г. окончательное решение о выдаче привилегии принималось Государственным советом[30]. Когда министерства не считали себя достаточно компетентными для проведения экспертизы самостоятельно, то они направляли дела в другие ведомства, чтобы получить заключение о возможности выдать привилегию – и, естественно, сроки делопроизводства по прошениям от такой передачи дел только увеличивались. 

Созданный в 1896 г. Комитет по техническим делам при Министерстве финансов, ставший фактически патентным ведомством России, послужил основой при создании советского Комитета по делам изобретений. Следовательно, Роспатент, как наследник дореволюционного ведомства, должен быть заинтересован в том, чтобы изучить собственную историю.

2.2. Истории реального применения в жизни перечисленных выше основных патентных законов в XIX в. не посвящено ни одной специальной работы. Исследователей не интересует ни то, как российское общество в целом, так и отдельные изобретатели исполняли действующие законы, касающиеся патентного дела, ни судебная практика по патентным спорам. Лишь в некоторых специальных работах можно встретить краткие упоминания о патенто-правовых коллизиях[31], и речь идет не о громких скандалах типа дела Попов-Маркони, а о повседневной правоприменительной практике.

 

3. История российских изобретений XIX в. остается сугубо отраслевой – то есть из литературы можно узнать отдельные факты об изобретениях в текстильной промышленности, связи, транспорте и т.д., об известных российских изобретателях, почти всегда незаслуженно обойденных мировым признанием и т.д. Причем в советских обобщающих исследованиях по истории техники[32] изучаются лишь выдающиеся отечественные изобретения, а общий уровень развития технологии в различных сферах (от которого собственно и отталкивались известные изобретатели), а главное, реального использования в повседневной жизни, остается плохо изученным. В зарубежной литературе по истории техники[33] существенно больше внимания уделено именно процессу развития техники как таковой, а не только передовым изобретениям, но при этом история российской техники практически не затрагивается.

Кроме того, в отечественной исследовательской традиции полностью отсутствует очень влиятельное в зарубежных работах направление: изучение изобретательской активности, то есть “действий, имеющих отношение к появлению технических изобретений, которые ведут к изготовлению новых товаров и к использованию новых устройств в экономическом производстве”[34]. Изобретательская активность рассматривается историками экономики как важный фактор технического прогресса, а следовательно, и экономического роста в целом; и наиболее полным источником для измерения этой активности является патентная статистика[35].

Однако, для России XIX в. не существует исследований патентной статистики, аналогичных работам А.П. Колесникова, основанным на современной патентной документации[36]. Одной из причин отсутствия подобного рода работ следует считать неудовлетворительное состояние Патентного фонда России, не дающее возможности делать какие бы то ни было статистические выводы.

 

4. На данный момент плохое состояние Патентного фонда России за XIX в., которое является наибольшим препятствием для любого патентно-информационного исследования по дореволюционной патентной документации, заключается в следующем:

1) неизвестно точное количество выданных привилегий на изобретения и поданных прошений (заявок) об их выдаче[37];

2) опубликованные указатели к выданным привилегиям неполны и неточны;

3) информация, которую можно было бы извлечь из текста всего корпуса привилегий, плохо упорядочена сама по себе и статистически не обработана, а именно:

  • информация об обладателях привилегий,
  • информация о делопроизводстве по прошениям;

4) не существует единой патентной классификации дореволюционных привилегий на изобретения.

Получение любых статистических данных, начиная с общего количества выданных привилегий на изобретения, требует серьезных предварительных исторических разысканий. Следует отметить, что за рубежом эта проблема уже решалась, например в Великобритании – там такие разыскания проводились неоднократно[38]. Кроме того, патентную статистику включают в обобщающие историко-статистические справочники[39].

4.1. Проблема с подсчетом общего количества выданных привилегий и поданных заявок возникла из-за упомянутой децентрализованной системы выдачи привилегий на изобретения в период до 1896 г. -  каждое учреждение вело собственную документацию, а значит, и учитывало только ее. Создание Комитета по техническим делам в 1896 г. улучшило положение дел с последующими патентными документами, но не с более старыми.

В результате “Своды привилегий, выданных в России за … год” начали издаваться Минфином только с 1864 г. (то есть больше чем через 50 лет (!) после выдачи первой привилегии на изобретение), крайне ограниченным тиражом, при этом в них имеются пробелы за ранние годы; а в ВПТБ отсутствуют Своды за несколько лет. В действительности, общее количество выданных привилегий больше, чем можно узнать из литературы, но насколько больше, пока неясно. По нашей оценке, выполненной по опубликованным привилегиям, например, за период 1812-1870 гг. было выдано не 1287 привилегий, а 1380[40], а окончательное число может быть установлено только в архивах.

Что касается выяснения количества поданных прошений о выдаче привилегий за весь период 1812-1896 г., то эта задача также требует тщательного изучения архивных материалов.

4.2. Наиболее доступные “Указатели хронологический, предметный и алфавитный привилегий, выданных в России”[41] до 1896 г. тоже являются ведомственными (министерства финансов) то есть неполными,  не учитывающими, например, привилегии по министерству госимуществ[42]. О значительных пробелах Указателей в ранний период (до 1833 г.) первым сообщил А.И. Плужник[43]. Кроме того, сами сведения о выданных привилегиях в этих Указателях очень неполные, что сослужило истории российской патентной системы плохую службу – некоторые важные оценки исследователей, основанные на этих Указателях и прочно вошедшие в литературу, как минимум неточны (см. п. 4.3.1.).

4.3. У российских патентных документов XIX в. не было такого важного показателя, как формуляр. То есть сведения как в прошениях, так и в привилегиях не были четко структурированы, как, например, в современных заявках и патентах (где все поля на бланках формализованы). Естественно, определенный набор требований к тексту подаваемых прошений был, однако выполнялся он плохо.

Фактически привилегия на изобретение представляла собой единый текст, в котором выделяются: “предмет привилегии[44]”; сведения об обладателе; описание предмета привилегии; даты подачи прошения и принятия  решения о выдаче привилегии; сведения о министерстве, выдавшем привилегию, и об учреждениях, в которых рассматривалось прошение; подпись министра и печать соответствующего министерства.

Главный недостаток привилегий на изобретения XIX в. – отсутствие формулы изобретения как некой обособленной составляющей в тексте привилегии, где были бы сформулированы существенные признаки изобретения.

4.3.1. Информация об обладателях привилегий в XIX в. такова, что невозможно с полной уверенностью говорить об их подданстве, то есть установить, подданные каких стран получали российские привилегии на изобретения – так как обладателем чаще всего становился “иностранец”, без подданства конкретного государства. Указатели выданных привилегий, составленные по уже неполным патентным документам, дают искаженную картину, которая приводит к очень распространенной в литературе точке зрения, что российские подданные получали крайне мало привилегий, не более 20%, остальные 80% - иностранцы. Например, существует оценка известного историка П.А. Хромова, согласно которой из 1287 привилегий на изобретения, выданных в России в 1812-1870 гг., лишь 269 было выдано русским[45]. При этом даже приблизительный учет подданства не по Указателям, а собственно по патентным документам, показывает совсем другое соотношение: 574 привилегии выдано российским, 759 – иностранным подданным, 47 – совместно тем и другим[46].

В прошениях на выдачу привилегий также необязательно было указывать место жительства просителей, в результате нельзя получить точные сведения по географическому распределению изобретательской активности, которому в западной литературе придается важное значение[47], где информация о месте жительства заявителей и патентообладателей в Англии и США анализируется с точностью до графств (аналогично отечественным районам в областях). С достаточной степенью уверенности можно говорить только о том, что около половины всех обладателей привилегий жили в двух столицах – Санкт-Петербурге и Москве[48].

С другой стороны, о большинстве российских обладателей указано достаточно сведений, чтобы представить социальный состав тех, кто получал привилегии на изобретения. Из современных патентных документов такую информацию получить вряд ли удастся. В частности, имеются такие подсчеты за период 1812-1870 гг.[49], из которых видно, что среди российских обладателей (741 человек) больше всего было купцов (210), чиновников разного уровня (164) и военных (131).

4.3.2. О такой важной характеристике работы патентной системы России, как длительность процесса делопроизводства по прошениям о выдаче привилегий, обычно повторяют вывод А.А. Пиленко о том, что он составлял от 2 до 6-8 лет[50]. Однако, этот вывод не был основан на статистическом анализе дат, указанных в патентной документации, и требует перепроверки. Скажем, для периода 1812-1870 гг. такая проверка показала, что подавляющее большинство привилегий выдавалось через 1-2 года после подачи прошения, в среднем – 1 год 4 месяца[51].

4.4. Продолжая о неудовлетворительности Патентного фонда России за XIX в., следует отметить еще один серьезный недостаток – отсутствие какой бы то ни было патентной классификации в период до 1896 г. Таким образом, более чем 80-летний период истории патентования изобретений до сих пор нельзя изучать статистически с точки зрения запатентованных изобретений. Поэтому все оценки, существующие в литературе, относительно того, на что именно выдавались привилегии, также будут требовать перепроверки – до тех пор, пока все выданные привилегии за период 1812-1896 гг. не будут систематизированы хотя бы согласно первой российской патентной классификации 1896 г. Для периода 1812-1870 гг. автором предложена некоторая систематизация, которая не во всем стыкуется с упомянутой классификацией 1896 г.[52]

Еще одной проблемой является то, что классификация 1896 г. просуществовала до 1913 г., после чего была принята новая, кардинально отличающаяся от предыдущей. Вопрос о достоверности сравнительного статистического анализа патентной документации 1896-1913 гг. и 1913-1917 гг. еще не решен. Вероятно, может быть целесообразно переклассифицировать все выданные до революции привилегии в соответствии с одной из этих двух классификаций.

 

5. Совершенно неизвестной патентоведам остается история патентных поверенных в XIX в. в России, которая началась вовсе не в 1896 г., когда они впервые были упомянуты в Положении о привилегиях. Правда, такие люди не назывались “патентными поверенными”, но фактически выполняли те же посреднические функции между просителями привилегий и министерствами.

Как удалось установить[53], за период 1812-1870 гг. почти треть всех привилегий была получена с помощью поверенных (418 из 1380), при этом иностранцы получили через поверенных более половины привилегий (392 из 759), тогда как российские граждане явно пользовались услугами поверенных от случая к случаю (лишь 26 из 574).

В России первым человеком, выполнявшим функции патентного поверенного, можно в какой-то степени считать придворного банкира Л. Штиглица (а впоследствии его сына А.Л. Штиглица, председателя Биржевого комитета Санкт-Петербурга), с помощью которого первая привилегия была получена в 1835 г. Судя по всему, к ним обращались как к высокопоставленным персонам, которые могут оказать не просто содействие, а, скорее, протекцию.

Прорывом можно считать начало работы французских патентных поверенных в России. Первым из них (с 1848 г.) был гражданский инженер Арманго[54], вторым (с 1854 г.) - гражданский инженер Матье. Находясь в Париже (!) они предоставляли возможность иностранцам ходатайствовать о получении российских привилегий, не тратясь на поездку в Россию.

В серьезном изучении дореволюционной истории патентных поверенных в России, на наш взгляд, также должна быть заинтересована Ассоциация патентных поверенных.

 

6. И наконец, последняя проблема, не относящаяся напрямую к патентованию изобретений в России, – зарубежное патентование российских изобретений в XIX в. Об этом явлении существуют лишь разрозненные упоминания; так, известно, что “техническое бюро и международный кабинет «Каупе[55] и Чекалов»” (крупнейшая российская фирма патентных поверенных, основанная в 1867 г.) способствовала получению русскими изобретателями нескольких сотен зарубежных патентов[56].

До сих пор никто не занимался подробным изучением указателей к патентной документации других стран, чтобы выявить отечественных обладателей иностранных патентов, хотя, скажем, для Норвегии такое исследование было проведено[57] (точнее, изучалось получение норвежцами патентов США).

 

Итоги

Если сообществу патентоведов становится все более интересна собственная история (судя по количеству публикуемых работ исторического плана), то следует изучать историю патентного дела в целом, а не только патентного права. Только системный подход позволит создать целостную картину, свободную от устаревших оценок.

Поэтому для полноценного исследования патентной истории России XIX в. требуется выработка стратегии изучения: что и как следует изучать, какие аспекты представляют наибольший интерес для сообщества. Для воплощения такой стратегии в жизнь, необходима некая организационная структура (комиссия, рабочая группа по истории) – оптимально, если работа будет вестись под эгидой Роспатента и Ассоциации патентных поверенных, что придаст больший вес полученным результатам.

Из первоочередных задач можно назвать следующие:

1) объединение усилий патентоведов и историков, поскольку изучение истории такой специфической отрасли, как патентное дело, требует использования профессиональных методов исторической науки. Это возможно, например, в рамках “экономической истории”, которой много и успешно занимаются на исторических факультетах МГУ и СПбГУ. Сюда же можно отнести явную необходимость в переводе книги А. Аэр на русский язык.

2) выработка современной концепции изучения истории патентной системы России до 1917 г.

3) приведение в порядок Патентного фонда России за XIX – нач. ХХ в., а именно:

  • выявление всех привилегий, выданных в России за 1814-1896 гг. (около 8000);
  • уточнение всех формулярных сведений, таких как подданство обладателей привилегий, место жительства, наличие поверенных и т.д.;
  • унифицированная патентная классификация для патентной документации за весь изучаемы период, а также
  • создание новых полных указателей.

Очень полезным для будущих исследователей станет перевод упорядоченного Патентного фонда России в электронную форму, – если и не всего сразу, то хотя бы уточненных указателей, - с возможностью удаленного доступа.

Первые шаги в этом направлении уже делаются. Так, 44-й отдел ФИПСа в настоящее время занимается уточнением общего количества выданных привилегий на изобретения и предварительной подготовкой привилегий к последующем переводу в электронный вид[58]. В ГПНТБ Сибирского отделения РАН (Новосибирск) начат проект “Описание коллекций "царских привилегий" на изобретения (1896-1917 гг.) и создание полнотекстовой базы данных”, в рамках которого предполагается оцифровывать сами привилегии на изобретения и создавать по ним полнотекстовую БД[59].

Очень важным также представляется публичное обсуждение патентоведами всех перечисленных проблем в печати, чтобы как можно большее количество специалистов и просто интересующихся людей узнавало о современном состоянии дел в изучении патентной истории России.

 

*   *   *

Примечания


[1] Колесников А.П. История изобретательства и патентного дела. Важнейшие события в истории отечественного изобретательства. М., 1998 и 2002; Патентное право в России. Сборник / Под общ. ред. А.Н. Павловского. М., 2002.

[2] Напр., Кузьмина О. Становление патентного права в Германии и России. // ИС. Промышленная собственность. 2002. № 4, с. 72-79, № 5, с. 64-72; Ревинский Д.О. Патентование изобретений в России, 1812-1870 гг. // Экономическая история: Ежегодник, 2001. М. 2002. С. 339-376 (это первая часть дипломной работы автора).

[3] Леонидов Н.Б., Михеева Н.В. Патентный закон России 1801-2001. Сборник. М., 2002.

[4] Пиленко А.А. Право изобретателя. М., 2001. (переиздание: Пиленко А.А. Право изобретателя (привилегии на изобретения и их защита в русском и международном праве). Историко-догматическое исследование. В 2 ч. СПб., 1902-1903)

[5] Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. М., 1996 и 2001; Халипова Е.В. Конституционно-правовая концепция интеллектуальной собственности (становление и эволюция). М., 1998; Близнец И.А. Основы регулирования интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2003.

[6] Леонидов Н.Б., Михеева Н.В. Указ соч., с. 14; ср. Пиленко А.А. Указ соч. С. 150.

[7] Колесников А.П. История изобретательства и патентного дела... С. 7; ср. Пиленко А.А. Указ соч. С. 154-155.

[8] Кузьмина О. Становление патентного права... // ИС. Промышленная собственность. 2002. №5, с. 64.

[9] Патентное право в России. Сборник / Под общ. ред. А.Н. Павловского. М., 2002. С. 10-15; Леонидов Н.Б., Михеева Н.В. Указ соч., с. 12-18; ср. Пиленко А.А. Указ соч. С. 146, 148, 149-150.

Отметим, что подобный практически дословный пересказ Пиленко (Горемыкин Ю.Е. Из истории патентной службы в СССР // Тр. Мос. гос. ист.-арх. ин-та. М., 1967. Т.23. С. 279-288) 35 лет назад привел к исключению автора пересказа из аспирантуры.

[10] Плужник А.И. История развития патентоведения в государственных учреждениях России (Зарождение патентного дела до его буржуазной реформы 1870 года). Дис. ... канд. ист. наук. М., 1969. Эта работа есть, например, в РГБ (Ленинской библиотеке).

[11] Aer A. Patents in Imperial Russia. A History of the Russian Institution of Inventions on Privileges under the Old Regime. Dissertation. Helsinki, 1995. Эта книга есть, например, в ГПИБ и ВПТБ.

[12] См, напр., о законе 1870 г., Aer A. Op. cit. P. 80-81.

[13] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Казань, 1899.

[14] Дьяконова И.А. А.Аэр. Патенты в Имперской России: История русской системы привилегий на открытия в период старого режима // Отечественная история. 1998. № 4. С. 199-201.

[15] Aer. A. Op. cit. P. 95-183.

[16] Ibid. P. 63-95.

[17] Высочайший Манифест о привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах 17 июня 1812 г. – Полное собрание законов Российской империи (далее – ПСЗ). Собр. 1-е. Т. 32. № 25143.

[18] Плужник А.И. Указ соч., с. 191-211; Aer A. Op. cit., p. 28-37.

[19] Высочайше утвержденное Положение о привилегиях 22 ноября 1833 г. – ПСЗ. Собр. 2-е. Т. 8. Отд. 1. № 6588.

[20] Киняпина Н.С. Политика русского самодержавия в области промышленности (20-50 гг. XIX века). М., 1968. С. 217-231; Плужник А.И. Указ соч., с. 272-311; Aer A. Op. cit., p. 43-49.

[21] Высочайше утвержденное мнение Государственного совета об изменении порядка делопроизводства по выдаче привилегий на новые открытия и изобретения 30 марта 1870 г. - ПСЗ. Собр. 2-е. Т. 45. Отд. 1. № 48202.

[22] Aer A. Op. cit., p. 72-83.

[23] Высочайше утвержденное Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования 20 мая 1896 г. – ПСЗ. Собр. 3-е. Т. 16. Отд. 1. № 12965.

[24] Пиленко А.А. Указ. соч., с. 177-186.

[25] Aer A. Op. cit. P. 95-183.

[26] Леонидов Н.Б., Михеева Н.В. Указ соч., с. 30-54.

[27] Там же, с. 6.

[28] Там же, с.34-43.

[29] О. Кузьмина утверждает (со ссылкой на немецких авторов), что “Положение 1833 г. было создано под влиянием прусского законодательства”. Но поскольку она не поясняет, в чем именно состояло это влияние, то данное утверждение нельзя считать обоснованным. Кузьмина О. Становление патентного права... // ИС. Промышленная собственность. 2002. №4, с. 74.

[30] Т.е. высшим законосовещательным учреждением России, все решения которого утверждались непосредственно царем.

[31] См., напр., случай в текстильной промышленности в 20-х гг. XIX в. – Соловьева А.М. Промышленная революция в России в XIX в. М., 1990.

[32] Виргинский В.С. История науки и техники. Учебное пособие. В 3 т. М., 1976-1980; Данилевский В.В. Очерки истории техники XVIII-XIX в. М.;Л., 1934; Он же. Русская техника. От Древней Руси до нач. 20 в. Изд. 2-е, испр. и доп. Л., 1948; Очерки истории техники в России с древнейших времен до 60-х гг. XIX в. В 4 кн. М., 1977-1979; Очерки истории техники в России, 1861-1917. В 3 ч. М., 1973-1975.

[33] См., напр., A History of Technology. 7 vols. Oxford, 1954-1978.

[34] Kuznets S. Inventive Activity: Problems of Definition and Measurement // The Rate and Direction of Inventive Activity. Princeton, 1962. P. 19 (Саймон Кузнец – лауреат Нобелевской премии по экономике 1971 г. )

[35] Количество работ об изобретательской активности очень велико, и большинство из них относятся к исследовательской традиции, начатой Дж. Шмуклером. Schmookler J. Invention and Economic Growth. Cambridge, 1966; он же. Patents, Invention and Economic Change. Data and Selected Essays. Cambridge, 1972.

[36] Напр., Колесников А.П. Патенты России: О чем говорит статистика? // ИС. Промышленная собственность. 2002. № 4. C. 64-69.

[37] Статистические данные за XIX в., приведенные А.П. Колесниковым, также неполные. См. Колесников А.П. История изобретательства и патентного дела... С. 278.

[38] Первые британские справочники по выданным патентам за весь предшествующий период были изданы еще в середине XIX в., а в XX в. к этим справочникам делались добавления и исправления: 1) Woodcroft B. Subject Matter Index of Patents of Invention. London, 1857; исправления - Gomme A.A. Date Corrections of English Patents, 1617-1752 // Transactions of the Newcomen Society. 1932/1933. Vol. 33. P. 159-164; 2) Woodcroft B. Alphabetical Index of Patentees of Inventions. London, 1969 (переиздание 1857 г. с исправлениями).

[39] См., напр. по США: Historical Statistics of the United States from Colonial Times to 1970. Washington, 1975.

[40] Ревинский Д.О. Указ. соч., с. 347.

[41] Указатель хронологический, предметный и алфавитный привилегий, выданных в России с 1814 по 1871 год (кроме выданных по Министерству госимуществ). СПб., 1871; То же за 1871-1884 гг. СПб., 1884; То же за 1885-1896 гг. СПб., 1897.

[42] По Министерству госимуществ существует малоизвестный указатель за отдельный период: Указатель хронологический, предметный и алфавитный привилегий, выданных в России по сельскохозяйственной части с 1843 по 1867 год // Сельское хозяйство и лесоводство. 1868. Ч. 97. № 1. Прилож. С. 1-18.

[43] Плужник А.И. Указ. соч., с. 231-240.

[44] Именно “предмет привилегии”, а не изобретение – так как неоднократно были случаи выдачи привилегий не на новые изобретения. См. подробнее: Плужник А.И. Указ. соч., с. 231-256.

[45] Хромов П.А. Экономическое развитие России в XIX-XX вв. М., 1950. С. 62-68. Судя по всему, причисление обладателей привилегий к иностранцам происходило на основании “иностранности” фамилий.

[46] Ревинский Д.О. Указ. соч. С. 352.

[47] См., напр., Sokoloff K.L. Inventive Activity in Early Industrial America: Evidence from Patent Records, 1790-1846 // Journal of Economic History. New York 1988. Vol. 48, № 4 (Dec. 1988). P. 813-850; Sullivan R.J. England’s “Age of Invention”: The Acceleration of Patents and Patentable Invention during the Industrial Revolution // Explorations in Economic History. New York, 1989. № 26. P. 424-449.

[48] Ревинский Д.О. Указ. соч. С. 360-362.

[49] Ревинский Д.О. Указ. соч. С. 357-360.

[50] Пиленко А.А. Указ. соч., с. 170-171.

[51] Ревинский Д.О. Указ. соч. С. 350-351.

[52] Предполагалось опубликовать вторую часть диплома автора в ежегоднике "Экономическая история" за 2003 год, но публикация не состоялась.

[53] Ревинский Д.О. Указ. соч. С. 363-367

[54] Ставший впоследствии членом-корреспондентом Русского технического общества (РТО).

[55] Ф.Ф. Каупе был действительным членом РТО, сделавшим очень много для разработки Положения 1896 г.

[56] Aer A. Op. cit., p. 103 (примечание 1).

[57] Patent Statistics as a Measure of Technological Change / Views on a Doctoral Dissertation of Bjorn Basberg // Scandinavian Economic History Review. 1988. Vol. 36. № 1. P. 62-75.

[58] Информация получена от А.П. Колесникова.

[59] Информация получена от Н.В. Новиковой, сотрудницы отдела патентно-конъюнктурных исследований ГПНТБ СО РАН


_____________________________________________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________________________________________________


Все мои предыдущие постинги на ту же тему: 1, 2
Тезисы моего доклада 10-летней давности (на 4-м курсе учился, хехе)

ЗЫ. А диссер дописать ооочень хочется...

(11 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:posadnik
Date:March 13th, 2008 10:25 am (UTC)
(Link)
идиотский вопрос:
на Всемирной выставке в Париже 1878 года очень активно (Тургенев - сопредседатель, вместе с Гюго) участие России в проходившем на ней первом литературном конгрессе, с которого и принято отсчитывать историю оформления авторских прав в литературе.

источники очень скупо оговариваются, что параллельно писательскому, шли и другие конгрессы - в частности конгресс улучшения условий жизни слепых (принявший систему Брайля как основную в мировом обучении слепых) и ПРОМЫШЛЕННЫЙ, "на котором обсуждались вопросы авторских прав в промышленности".

Никаких сведений я пока об этом не нашел - ни в изданиях российской ТПП, ни в специально-выставочных.
А ведь явно речь шла о все тех же изобретательских правах.
У вас на эту тему ничего нет?
[User Picture]
From:diesell
Date:March 13th, 2008 10:37 am (UTC)
(Link)
На русском языке есть отдельные статьи 70-х гг. 19 века, если действительно надо, список могу привести

Но я советую почитать указанную книжку Аннели Аэр, если попадете в Историчку или в Патентную библиотеку, у нее большой раздел о русском участии в этом процессе

по прочим иностранным книгам нужно в поиске ковыряться, что-то обязательно должно быть
[User Picture]
From:posadnik
Date:March 13th, 2008 01:16 pm (UTC)
(Link)
спасибо.
[User Picture]
From:ule_lukoe
Date:March 17th, 2008 06:26 pm (UTC)
(Link)
Скажи мне только одно: есть ли там хоть какое-то упоминание секретных изобретений (ну, или что-то про гос. тайну)? Поиск по словам ничего не даёт.
[User Picture]
From:diesell
Date:March 17th, 2008 06:50 pm (UTC)
(Link)
где "там"? у Пиленко? Вот тут смотрела?

1. если тебе про ноу-хау, то до революции это называлось "фабричными секретами".
посмотри по ссылке поиском на слово "секрет"

2. если про гостайну - постановка вопроса в XIX веке была чуть другая. Дело было не в тайне, а в обороне государства. По приведенной выше ссылке сделай поиск на "оборон"
[User Picture]
From:ule_lukoe
Date:March 18th, 2008 02:31 pm (UTC)
(Link)
Ага, спасибо!
[User Picture]
From:aleksdelarge
Date:April 19th, 2012 06:47 pm (UTC)
(Link)
привет, ты не против, если я слегка сдеру тут у тебя для своей первой главы дисера?)
[User Picture]
From:diesell
Date:April 19th, 2012 07:08 pm (UTC)
(Link)
не против, конечно

тема то какая?
[User Picture]
From:aleksdelarge
Date:April 19th, 2012 07:12 pm (UTC)
(Link)
Статистическое исследование патентной активности в России)
[User Picture]
From:diesell
Date:April 19th, 2012 07:16 pm (UTC)
(Link)
за какие годы?

а, и диссер по какой специальности? юридический? исторический?
[User Picture]
From:aleksdelarge
Date:April 19th, 2012 07:45 pm (UTC)
(Link)
за последние 10 лет будет много методов разных, а простейшие статистики по данным ВОИС и с 1883 года будут


8.00.12 - статиска и бухгалтерский учет. По статистике он
My Website Powered by LiveJournal.com